Главная \ Психиатрия \ ПСИХОПАТИИ

Психиатрия

« Назад

ПСИХОПАТИИ  10.06.2015 18:03

Когда кого-то называют «психопатом», то все понимают, что это что-то очень нехорошее. Но что это?

10Психопатии – это патологические состояния, проявляющиеся дисгармоническим складом личности, от которого страдают или сами больные, или общество (К. Шнайдер). Психопатии диагносцируются на основании трех основных критериев, предложенных П.Б. Ганнушкиным:

1). Нарушения адаптации вследствие выраженных патологических свойств;

2). Тотальность психопатических особенностей;

3). Их относительная стабильность и малая обратимость.

Психопатии возникают на основе взаимодействия врожденной или рано преобретенной биологической неполноценности нервной системы и влияния внешней среды. Влияния внешних факторов для образования психопатии недостаточно. От нормального характера, на который наложило отпечаток неправильное воспитание или педагогическая запущенность, психопатия отличается лежащей в ее основе неполноценностью нервной системы. Психопатиям не свойственна динамика развития или прогредиентность, в результате которой развивается дефект и слабоумие. То есть, психопатия – это не болезнь, которая имеет начало и конец, психопатия - это определенный патологический склад личности, с которым рождаются и умирают. В отличие, например, от неврозов при психопатии патологические черты характера определяют весь психический облик человека.

При отдельных, хотя и достаточно выраженных характерологических отклонениях, не достигающих патологического уровня и достаточно компенсированных, диагноз психопатии не правомерен. Скорее это так называемые акцентуированные личности, описанные К. Леонгардом и А.Е. Личко. Четкой границы между нормальными, акцентуированными и психопатическими личностями нет.

Этиология и патогенез.

По О.В. Кербикову, в одних случаях ведущим фактором в развитии психопатии становится конституциональный («ядерные психопатии»), в других – воздействие среды («патохарактерологическое развитие»).


Патогенез психопатии раскрывается с позиции учения И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности: различные формы психопатий связывают с конкретными нарушениями в соотношении нервных процессов, сигнальных систем, коры и подкорки. Например, в основе возбудимой психопатии лежит патологический вариант безудержного типа высшей нервной деятельности, астенической психопатии – слабый тип, истерической – преобладание первой сигнальной системы над второй и подкорки над корой.

Клинические проявления.

Общепринятой классификации психопатий в настоящее время нет. В России наибольшее распространение получила группировка психопатий П.Б. Ганнушкина, включая критерии, предложенные Э. Крепеллином и К. Шнайдером, а также использующие терминологию Э. Кречмера. При описании психопатий дается их статика, а затем особенности их развития.

Шизоидный тип.

Психопатические личности шизоидного типа отличаются патологической замкнутостью, скрытностью, оторванностью от реальности, аутизмом. Им свойственны отсутствие внутреннего единства и последовательности психической деятельности в целом, причудливость и парадоксальность эмоциональной жизни и поведения, отсутствие спонтанности.

По поводу шизоидных психопатов Кречмер говорил: «Иногда внешний облик ничего не говорит. Перед нами человек, который как сфинкс стоит на нашем пути… Что же таится за этими масками? Возможно, что ничто? Однако, по фасаду нельзя догадаться о том, что скрывается за ним. Многие шизоиды подобны римским домам, виллам, с закрытыми от яркого солнечного света ставнями. Но там в полумраке происходят празднества».

Эмоциональная дисгармония у этих лиц характеризуется так называемой психэстетической пропорцией, т.е. сочетанием повышенной чувствительности и эмоциональной холодности с одновременной отчужденностью от людей – «дерево и стекло». Шизоидный психопат отрешен от действительности, склонен к символике, сложным теоретическим построениям. Реальная действительность воспринимается таким человеком субъективно и неточно, как «в кривом зеркале». Нет эмоционального резонанса с чужими переживаниями им трудно найти адекватную форму контакта с окружающими. В жизни они эксцентричны, оригиналы и чудаки. Их мышление причудливо, факты обобщаются особым образом, выводы неожиданны, они склонны к символизму и резонерству. Это люди пристрастные, недоверчивые, подозрительные. В работе обычно неуправляемы так как работают исходя из собственных представлений. Внушаемость и легковесность у них уживается с упрямством и негативизмом. Пассивность и бездеятельность в решении насущных вопросов может сочетаться с предприимчивостью в достижении значимых для себя целей. Они способны тонко чувствовать и эмоционально реагировать на воображаемые образы. Пафос и готовность к самопожертвованию ради торжества отвлеченных общечеловеческих концепций сочетается с невозможностью понимать эмоции близких, откликаться на ни101010х.

В двигательной сфере обращают на себя внимание скованность, угловатость движений, недостаток пластичности в мимике и моторике. Недостаточность моторики обращает на себя внимание уже в раннем детстве: возбуждение стереотипно, бесцельно, проходит по типу двигательного разряда; медлительность и вялость напоминает кататоническую скованность (медленно едят, задерживая пищу во рту, медленно одеваются, могут застывать в одной позе).

Приведу выдержки из старинной судебно-психиатрической истории болезни, иллюстрирующие вышеперечисленное.

Наследственность отягощена по обеим линиям. Например, дядя надевал сразу два галстука, один спереди другой сзади: «я» - говорил он, - «поклонник симметрии и соблюдаю ее во всем, а один галстук эту симметрию нарушает». Мать дичится людей, никогда не ходит в гости: смущается и краснеет, когда ей о чем-нибудь надо спросить незнакомых. Пациент рос робким, пугливым, несколько капризным, детей и посторонних взрослых избегал; игрушками почти не играл. В 4 года научился читать, время проводил за книгами. С детства отличался неуклюжими, неповоротливыми, мешковатыми движениями, делал все неуверенно, неумело, был крайне рассеян. «Наденет один чулок и так сидит часами, а потом в таком виде выйдет к столу, на улицу». Временами проявлял к родителям нежность, временами был к ним равнодушен. В школе быстро опередил товарищей, поражал педагогов своим тоном и манерами взрослого, отвлеченным мышлением, склонностью задавать вопросы из далеких его возрасту областей знаний. Наряду с этим иногда бывал непослушен, безо всякого внешнего повода отказывался выполнять самое безобидное требование. Со сверстниками ни с кем не сошелся, держался от них в стороне; был вял, апатичен, безразличен к окружающему. Лишь иногда у него бывали периоды некоторого возбуждения, когда он начинал бегать по классу, гримасничать, дурачиться, в таких случаях на потеху всему классу играл роль шута.

… однажды увел соседскую малолетнюю девочку в уборную и там рассматривал ее половые органы. При расспросе об этом сознался сразу, был смущен, заявил, что « изучал женские половые органы с анатомической точки зрения, так как не уверен, правильно ли они изображены в его атласе». Действительно оказалось, что он в последнее время запасся целым рядом анатомических атласов, которые усиленно рассматривал.

…последние 6 лет успешно учится, окончил среднюю школу, сейчас учится в ВУЗе. Несколько выделяется абстрактным мышлением, некоторой склонностью к резонерству, крайне неуклюжей моторикой. Никаких странностей, нелепого поведения у него не отмечается, товарищами любим, имеет из их числа двух-трех «задушевных» приятелей.

Как можно видеть из приведенной истории болезни, патологические особенности характера пациента, тем не менее, не помешали ему в целом справляться с жизнью. У него даже есть «задушевные приятели», окружающие неплохо к нему относятся. Это указывает на то, что при благопрятных внешних условиях возможна относительная компенсация подобных патологических личностей в обществе. Из собственного опыта я знаю, что есть на свете такие места, где количество психопатических личностей значительно превышает их процент в обычном обществе. Это связано с тем, что в подобных местах существует психологически комфортная для них атмосфера. Например, психопаты отлично себя чувствуют на телевидении, вообще в среде шоу-бизнеса, а уж если Вы посетите биенале современного искусства, то воочию убедитесь в том, что это просто «святое место» для психопатов. Многих известных художников, работающих в жанре «современного искусства» безусловно можно отнести к лицам с шизоидной психопатией. В интернете, также есть соответствующие сообщества. На самом деле это неплохо, потому, что способствует компенсации наиболее отрицательных проявления психопатии, главное, чтобы нормальные люди не попадали «под гипноз» таких патологических сообществ и не воспринимали подобные сообщества как вариант нормы.

Психастенический тип.

70Помимо черт раздражительной слабости, ранимости и чувства неполноценности, психопатических личностей этого типа отличают выраженная нерешительность, неуверенность в себе и склонность к сомнениям. Они застенчивы, робки, конфузливы, мало активны и плохо приспособлены к жизни. Особенность данной психопатии – симптом пониженной активности, т.е. снижение особого «психологического напряжения», полнота которого определяет нормальную психическую деятельность. Это проявляется в наклонности к сомнениям и болезненному мудрствованию, в недостаточном чувстве реальности и полноты жизни, отсутствии живости, яркости восприятия окружающего, в стремлении к самоанализу, преобладании абстрактных, оторванных от реальных фактов интеллектуальных построений. Такой человек всегда и во всем сомневается, ему чрезвычайно трудно принять любое решение, но если оно принято, то возникает новое беспокойство – нетерпеливое стремление претворить это решение в жизнь.

Психастеник непрерывно занят «умственной жвачкой». Он бесконечно анализирует свои поступки, склонен к пониженной самооценке, редко доволен собой. Прочитанное и услышанное производит на него более сильное впечатление, чем непосредственное восприятие ситуации. Психастеническая конституция благоприятная почва для различных навязчивостей, главным образом навязчивых идей (обсессивный синдром). Любые нарушения привычного уклада жизни приводят к тревожным опасениям, неуверенности в себе. Тревожность очень характерна для психастеников, этот характер по-другому обозначают как тревожно-мнительный. Легко ранимые и уязвимые психастенические личности в обществе деликатны и тактичны. Однако, нередко они педантичны, назойливы, пристают к окружающим с бесконечными сомнениями или требуют точного выполнения всех формальностей.

Астенический тип.

71Астенические психопаты отличаются сочетанием раздражительности, повышенной впечатлительности и чувствительности со значительной психической истощаемостью и утомляемостью. В процессе работы, требующей напряжения сил, у них быстро возникает рассеянность, нарушается концентрация внимания, падает продуктивность. Это люди с пониженной самооценкой, чувством собственной неполноценности, легко ранимые, уязвимые и самолюбивые («мимозоподобные»). Они тонко реагируют на малейшие нюансы в поведении окружающих, болезненно воспринимают грубость и бестактность. Особенно плохо чувствуют себя в новой обстановке и незнакомом обществе: робеют, теряются, впадают в уныние, становятся более застенчивыми и молчаливыми. Астеники плохо переносят сильные раздражители (шум, резкие звуки), нередко не выносят вида крови, резких перепадов температуры. Им свойственна раздражительность, но ее проявления непостоянны и кратковременны. Вспышки раздражительности приводят к истощению, слабости и сопровождаются раскаянием и самобичеванием. Фон настроения почти постоянно понижен. 72Физические и психические нагрузки быстро истощают этих людей. Они склонны к ипохондрическим переживаниям, жалуются на плохой сон и неприятные ощущения в теле. Стремясь к скрупулезному сохранению привычного жизненного уклада, они нередко педантичны и требуют того же от близких. У психопатических личностей этого типа нередко формируются компенсаторные характерологические особенности – сдержанность, чрезмерная осторожность, консерватизм. Астеническая психопатия обычно выявляется уже в детстве, когда в школе обнаруживаются повышенная утомляемость, истощаемость, раздражительность.

Приведу выдержки из старинной судебно-психиатрической истории болезни, иллюстрирующие вышеперечисленное.

Выдержки из истории болезни.

…в 15 лет Д. обнаружил уже все свойства своего характера. Он был малообщителен, несколько погружен в себя, нерешителен. Его часто одолевали сомнения в делах, для других являющихся обычными. Он очень увлекся чтением. Особенно большое впечатление на него произвело «Преступление и наказание» Достоевского. Особенно он переживал то, что Раскольников, после убийства старухи, снова вернулся к ее дому и дергал колокольчик у двери, воспроизводя обстановку преступления. «Я долго слышал звон этого колокольчика,- говорит Д.,- и несколько раз сам звонил у двери какого-то дома, чтобы испытать самому, поставить себя на его место».

… отчим сильно кутил, часто ночью не приходил домой, а когда возвращался скандалил, бил посуду, ломал мебель, бил все, что попадалось под руки. «В такие моменты я убегал из дома и, забившись в угол, кричал и плакал. Отчим проводил время с чужыми женщинами и Д. знал некоторых из его любовниц. Он сохранил чувство гадливости к такому образу жизни, и его отношение к женщине стало возвышенным. Грубо сексуальное его отталкивало. По отношению к отчиму у Д. развивается какой-то необъяснимый страх. Страх оставался до последнего времени, когда Д. уже был студентом и создавал личную семейную жизнь. «Все менялось, когда он приходил… Я сижу в своей комнате и меня что-то давит, когда он за стеной…Он зовет меня, я вздрагиваю».

…сущие пустяки расстраивали больного: он не переносил вида крови, ему во всем не хватало решимости, ругал себя за это. Ему не хватало решимости, пугало будущее. Он чувствовал себя физически хилым, не было физической бодрости. По временам ему казалось, что он серьезно болен легкими, сердцем, «от этого еще падало настроение».

… мать Д. умерла и в доме жили отчим и мачеха, двоюродная сестра матери, связь с которой началась у отчима задолго до смерти матери. Появление этой женщины в доме как мачехи «было обидно и оскорбляло память о матери».

…в один из дней мачеха была на даче. За сутки до этого Д. плохо себя чувствовал, болела голова, небольшая температура, тошнило, был озноб. Вечером больной просидел у товарища и вернулся поздно. Когда пришел домой отчим ложился спать. «Я тоже хотел лечь спать, но это было полузабытье… я остался в брюках, майке и носках. Всю ночь то ляжешь, то опять начнешь ходить по комнате; много курил, думал обо всем. На рассвете пошел в уборную, потом … в передней лежит косарь … взял его в руки … но та мысль, которая была в голове … я не верил … взял косарь, чтобы себя помучить, пошел в ту комнату … сколько раз ударил и куда, не помню».

 

Аффективный тип.

270 К этой группе относятся психопатические личности циклоидного круга по П.Б. Ганнушкину и Э. Кречмеру. Их отличительной особенностью является синтонность. Этим людям легко найти себя в обществе, уловить общий тон настроения. Им свойственны общительность, мягкосердечие, приветливость, добродушие. Они свободно проявляют свои чувства, не могут подолгу таить злобу, хитрить и выжидать. Их эмоции естественны и понятны для окружающих. Они реалисты, принимают жизнь такой, как она есть. Обычно трудолюбивы, предприимчивы, покладисты. Основная особенность аномальных личностей аффективного типа – эмоциональная лабильность, то есть неустойчивость настроения. Ощущения радости и подъема легко сменяются у них грустью и печалью. Эти состояния измененного настроения, возникающие в связи с психогениями или аутохтонно, могут достигать очерченных аффективных расстройств – аффективных фаз. Иногда резкие перепады настроения имеют отчетливую сезонность. В зависимости от преобладания того или иного аффекта выделяют два варианта данной психопатии: дистимический и гипертимический.

Д и с т и м и ч е с к и й – это «прирожденные пессимисты», они редко находят повод для веселья. «Я не умею радоваться», «мне всегда тяжело» - вот их суждения о самих себе. Замечают преимущественно теневые стороны жизни, большую часть времени пребывают в мрачном расположении духа, которое нередко искусно маскируют. За кажущимся весельем и оживленностью у них скрывается уныние и печаль. Они склонны к самообвинению, угрызениям совести. В спокойной, привычной обстановке они тихие, мягкие, обходительные люди. На работе их ценят за добросовестность, трудолюбие и практичность.

Г и п е р т и м и ч е с к и й - это личности, отличающиеся повышенным самочувствием, приподнятым настроением, стремлением к деятельности. Уже в школе у них обнаруживается чрезмерная подвижность, болтливость и отвлекаемость. Постепенно нарастает чрезмерная самоуверенность, стремление к лидерству, жажда удовольствий, что нередко служит причиной многочисленных конфликтов. По клиническим особенностям личности гипертимного типа неоднородны. В большинстве – это оптимисты, подвижные, довольные собой, умеющие пользоваться всеми благами жизни, предприимчивые, брызжущие энергией деловые люди. Несмотря на повышенную возбудимость, они хорошо ладят с коллективом, обладают хорошими административными способностями.

Наряду с описанным уравновешенным типом К. Шнайдер выделяет также возбужденных гипертимиков. Повышенное самочувствие и неуемная деятельность нередко приводят их к конфликтам с окружающими. Они вмешиваются в чужие дела, легко ввязываются в ссоры, обнаруживают склонность к рискованным предприятиям и излишествам, расточительны, злоупотребляют алкоголем. Внешний блеск может у них сочетаться с поверхностностью, отвлекаемостью, прожектерством. Примером такого типа может служить образ гоголевского Ноздрева.

«Таких людей приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при всем том бывают весьма больно поколачиваемы. В их лицах всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе "ты". Дружбу заведут, кажется, навек: но всегда почти так случается, что подружившийся подерется с ними того же вечера на дружеской пирушке. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был восьмнадцать и двадцать: охотник погулять. Женитьба его ничуть не переменила, тем более что жена скоро отправилась на тот свет, оставивши двух ребятишек, которые решительно ему были не нужны. За детьми, однако ж, присматривала смазливая нянька. Дома он больше дня никак не мог усидеть. Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами; он уж в одно мгновенье ока был там, спорил и заводил сумятицу за зеленым столом, ибо имел, подобно всем таковым, страстишку к картишкам. В картишки, как мы уже видели из первой главы, играл он не совсем безгрешно и чисто, зная много разных передержек и других тонкостей, и потому игра весьма часто оканчивалась другою игрою: или поколачивали его сапогами, или же задавали передержку его густым и очень хорошим бакенбардам, так что возвращался домой он иногда с одной только бакенбардой, и то довольно жидкой. Но здоровые и полные щеки его так хорошо были сотворены и вмещали в себе столько растительной силы, что бакенбарды скоро вырастали вновь, еще даже лучше прежних. И что всего страннее, что может только на одной Руси случиться, он чрез несколько времени уже встречался опять с теми приятелями, которые его тузили, и встречался как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего.



271Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. Если же этого не случится, то все-таки что-нибудь да будет такое, чего с другим никак не будет: или нарежется в буфете таким образом, что только смеется, или проврется самым жестоким образом, так что, наконец, самому сделается совестно. И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти, и тому подобную чепуху, так что слушающие наконец все отходят, произнесши: "Ну, брат, ты, кажется, уже начал пули лить". Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины. Иной, например, даже человек в чинах, с благородною наружностью, со звездой на груди, будет вам жать руку, разговорится с вами о предметах глубоких, вызывающих на размышления, а потом, смотришь, тут же, пред вашими глазами, и нагадит вам. И нагадит так, как простой коллежский регистратор, а вовсе не так, как человек со звездой на груди, разговаривающий о предметах, вызывающих на размышление, так что стоишь только да дивишься, пожимая плечами, да и ничего более. Такую же странную страсть имел и Ноздрев. Чем кто ближе с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстраивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем; напротив, если случай приводил его опять встретиться с вами, он обходился вновь по-дружески и даже говорил: "Ведь ты такой подлец, никогда ко мне не заедешь". Ноздрев во многих отношениях был многосторонний человек, то есть человек на все руки. В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все что ни есть на все, что хотите. Ружье, собака, лошадь - все было предметом мены, но вовсе не с тем, чтобы выиграть: это происходило просто от какой-то неугомонной юркости и бойкости характера. Если ему на ярмарке посчастливилось напасть на простака и обыграть его, он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках: хомутов, курительных свечек, платков для няньки, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, крупитчатой муки, табаку, пистолетов, селедок, картин, точильный инструмент, горшков, сапогов, фаянсовую посуду - насколько хватало денег. Впрочем, редко случалось, чтобы это было довезено домой; почти в тот же день спускалось оно все другому, счастливейшему игроку, иногда даже прибавлялась собственная трубка с кисетом и мундштуком, а в другой раз и вся четверня со всем: с коляской и кучером, так что сам хозяин отправлялся в коротеньком сюртучке или архалуке искать какого-нибудь приятеля, чтобы попользоваться его экипажем. Вот какой был Ноздрев!»

Кроме этого выделяют еще тип экспансивных гипертимиков. Это эгоистичные, властные, неглубокие натуры. Они дают сильные, но кратковременные аффекты, бурные приступы веселья. По структуре эмоциональности и односторонне направленной деятельности они близки к экспансивным шизоидам.

Параноический тип.

273Главная особенность данной психопатии – склонность к образованию сверхценных идей, влияющих на поведение такой личности. Это люди с узкими и односторонними интересами, недоверчивые и подозрительные, с повышенным самомнением и эгоцентризмом, упорные в доказательстве своих убеждений, угрюмые и злопамятные, готовые в каждом видеть недоброжелателя, часто бестактные. Узость кругозора, малая пластичность психики, упрямство побуждают этих субъектов к непрерывным конфликтам, борьбе с мнимыми врагами. В их мышлении сочетается незрелость и склонность к фантазиям и резонерство. Аффекты сильные и односторонние. Это люди бескомпромиссные, без чувства юмора, прямолинейные в суждениях, высокомерные и крайне самоуверенные. Содержание сверхценных идей может касаться реформаторства, изобретательства, переоценке собственной личности. Сверхценные идеи в отличие от бредовых более конкретны и имеют тесную связь с реальными событиями. Однако их логика крайне субъективна, суждения ошибочны. Непризнание достоинств и заслуг психопатической личности приводят к столкновению с окружающим. Неудачи не останавливают, а лишь прибавляют сил для дальнейшей борьбы. Поведение нередко определяется сутяжничеством. «Борьба за справедливость» проявляется в бесконечных жалобах, судебных разбирательствах.

274 Сверхценное значение для таких личностей могут приобретать сверхценные идеи ревности, отношения, ипохондрические идеи. К параноическим психопатам относятся также фанатики – люди, с исключительной страстью посвящающие себя одному делу. Фанатики – преимущественно альтруисты, борющиеся за общие интересы. Тем не менее, всем параноическим психопатам свойственны очень большая аффективная напряженность и в то же время отсутствие душевной теплоты.

Выдержки из истории болезни.

Рос активным, успешно занимался, любил верховодить. Отличался недоверчивостью, подозрительностью. Нередко ему без достаточных оснований казалось, что к нему относятся хуже, чем к другим. Жена отмечает, что он всегда был спорщиком, всегда старался настоять на своем, отстаивал свои убеждения, не боялся идти против всех.

… в поведении жены испытуемый отмечает замкнутость, скрытность, некоторую холодность в обращении с ним и в половой жизни, при этом она была услужлива, внимательна. Отгороженность жены волновала С. и он искал этому объяснение. Он часто задумывался над их жизнью и начал укрепляться в мысли, что объяснение должно лежать в ее каких-то тягостных переживаниях, которые она не хочет раскрыть ему. Он пытался, рассказывая о себе, вызвать ее на откровенность, но она увиливала. Однажды он высказал свои подозрения и пригрозил, что уйдет от нее, если она не сознается. Она рассказала об одной истории из своего прошлого. Он расплакался, «впал в неистовство, головой ударялся о кровать, оскорблял ее». Спустя некоторое время С. стал требовать новых признаний. Наконец жена сообщила ему, что в годы юности она состояла в половой близости со своим дядей.

… С. требует от нее собственноручной записи этих воспоминаний. Так появляются первые страницы вынужденного дневника. Сведения – в начале короткие, запись ведется в сдержанных тонах. Это убеждает С. окончательно в справедливости предположений. Он избивает ее, угрожает, обещает после всех признаний создать счастливую жизнь. Она под влиянием этого дает очередные показания. Иногда он поднимает ее ночью, стоит перед ней с ремнем, вынуждает ее сначала к устным рассказам, а затем к записям (установить садистическое удовлетворение от этих истязаний не удается). Вслед за сообщением о дяде идут записи о целой веренице лиц, которым она будто бы отдавалась – в лесу, на вечеринках, у себя дома, на улице и т.д. После каждой записи жена говорила, что «это все», но он продолжал настаивать, первый сообщал ей свои подозрения, вынуждал «сознаваться» в новых случаях.

… С. не ограничивается узнанным, он не раз возвращает ее к тому же, и тогда прежнее сообщение появляется снова, изобилуя на этот раз циничными подробностями. Около сотни страниц ни о чем другом кроме насилия, соблазнов, половых извращений не говорят. Время от времени появляются приписки: «Поверь, это все. Больше ничего нет». Но с той же строки под новым нажимом следует продолжение. На отдельных страницах расплывшиеся от слез чернильные записи: «Ты должен мне верить, я все рассказала». Наконец, разбросанным, крупным почерком появляется беспорядочная запись о половой близости с родным отцом. С. получает «признания» в ряде абортов; среди них два от дяди, два от отца и т.д.

… жена сообщает, что С. был очень требователен в сексуальном отношении «прямо всю высушил», понуждал ее ко всякого рода извращениям, нетрезвым проявлял еще большую исступленность. Испытуемый обвинял ее в любви к нарядам: «У тебя дух проститутки». Все свои «признания» она отрицает и описывает тяжелую обстановку принуждения.

… в институте С. ведет себя несколько вяло; он угнетен, поглощен все теми же переживаниями; охотно и подолгу беседует с врачами по поводу своих переживаний, подробно описывает все обстоятельства, иногда плачет, обвиняет жену, убежден, что все в действительности обстоит так, как он себе представляет. Интеллект не нарушен. Поведение за все время пребывания в институте остается таким же как было.

Истерический тип.

280 Наиболее характерным для этого типа является стремление казаться в собственном мнении и в глазах окружающих значительной личностью, что не соответствует реальным возможностям. Эти тенденции проявляются в стремлении к оригинальности, демонстрациям превосходства, страстном поиске и жажде признания у окружающих, гиперболизации и расцвечивании своих переживаний, театральности. Истерическим личностям свойственно позерство, лживость, склонность к нарочитым преувеличениям, поступки, рассчитанные на внешний эффект. Их эмоции ярки, бурны во внешних проявлениях, но крайне неустойчивы и поверхностны, их восторги и огорчения выражаются в театральных формах (заламывание рук, громкие рыдания, восторженные объятия и т.д.), но эмоции не постоянны и неглубоки. Характерная черта истерических личностей - эгоцентризм. Те из них, у которых преобладает не жажда признания, а фантазирование, называются патологическими лгунами, псевдологами, мифоманами. Для привлечения к себе внимания они рассказывают необыкновенные истории, в которых выводят себя главными героями, рассказывают о своих нечеловеческих страданиях, не останавливаются перед ложными обвинениями или самооговорами, приписывают себе чудовищные преступления, которых не совершали и т.п. На истериков значительно больше влияют непосредственные впечатления, чем логически осмысленная информация. Их психика крайне незрелая и носит черты инфантильности. Ясперс определил основное свойство истерической личности так: «Они во всем стремятся быть и казаться больше того, что они есть на самом деле. Все в их жизни подчинено этой цели. Поэтому и жизнь их означает в основном стремление «казаться», играть роль, принимать позы, создавать ложное впечатление о себе».

Возбудимый эпилептоидный тип.

281Психопатические личности этого типа живут в постоянном напряжении с крайней раздражительностью, доходящей до приступов ярости, причем сила реакции не соответствует силе раздражителя. Обычно вслед за вспышкой гнева больные сожалеют о происшедшем, но при подобной ситуации опять поступают так же. Им свойственны повышенная требовательность к окружающим, нежелание считаться с их мнением, крайний эгоизм и себялюбие, обидчивость и подозрительность. Кроме выраженной эксплозивности, значительное место занимает вязкость аффекта, педантичность, обстоятельность, тугоподвижность мышления. Возможны дисфории в виде злобной тоски, иногда со страхом. Эти люди склонны к конфликтам, неуживчивы, упрямы, властны, мелочно придирчивы, требуют покорности и подчинения. Они легко оскорбляют окружающих по незначительному поводу, в гневе агрессивны, наносят побои и ранения, не останавливаются перед убийством. Иногда аффективные разряды происходят на фоне суженного сознания с последующей частичной амнезией произошедшего. В некоторых случаях на первый план выступают не злобность и эксплозивность, а избыточная сила влечений. Среди эпилептоидов встречаются пьяницы и азартные игроки, лица с неудержимым стремлением к бродяжничеству, сексуальные извращенцы.

Выдержки из старинной судебно-психиатрической истории болезни.

Отец М. отличался злобным и угрюмым характером. После смерти матери отец привел в дом мачеху, отношения в семье еще больше ухудшились; старший брат, женатый, часто спорил с отцом. Однажды отец во время ссоры отрубил ему палец. Старший брат начал убеждать испытуемого, что один только выход – убить отца, а сделать это должен испытуемый, так как он «по малолетству» отвечать не будет. М. ночью подошел к спящему отцу с топором и нанес ему удар по голове. Отец от раны через некоторое время скончался, а М. направили в Казань в психиатрическую больницу, где он пробыл около двух лет. Согласно истории болезни казанской ПБ, больной признаков душевной болезни не обнаруживал, но проявлял психопатические черты и моральную тупость.

… выписал его из ПБ старший брат, которого испытуемый не выдал. Дома, хотя и без отца обстановка оставалась прежней – драки и попойки. М. ушел из дому и был устроен в детскую трудовую колонию, где драки тоже были обычным делом. М. принимал в них участие, не останавливался ни перед чем. При этом он учитывал силы и если был слаб, то поджидал более удобного момента, гнев при этом не спадал и желание мести держалось крепко. … однажды он подстерег обидчика в уединенном месте и нанес ему несколько ударов лыжей по голове. Мальчик через несколько дней скончался. М. был осужден на 4 года, сбежал и начал вести беспризорную жизнь, занимался кражами. Его как беспризорного задержали и он был передан в военную музыкантскую команду для обучения. Отношения с людьми у него не налаживались; он был склонен к агрессивным действиям; всюду дело кончалось спорами и драками.

… работая в духовом оркестре по просьбе начальника потратил свои деньги на покупку для того костюмов. … с тех пор прошло много времени, на начальник отдал ему только 100 рублей за один костюм.

М. всегда относился к деньгам бережно и тайком от других накапливал их в сберегательной кассе. У него уже было 1500 рублей, которые собраны были не без труда, его же должник все откладывал возвращение долга. Бывало, что должник прятался, когда М. приходил к нему домой за деньгами. А между тем для круглой суммы, которая непоколебимо уже представлялась существующей в сберегательной кассе, не хватало 100 рублей. Они были уже давно присчитаны, а должник все не отдавал. … деньги он твердо задумал получить и для этой цели решил явиться на квартиру, когда дома будет только мать должника, и забрать вещей на 100 рублей.

… когда он явился, мать сказала, что сына нет дома и загородила ему вход. Он оттолкнул ее и вошел в дом. Но старуха, как говорит испытуемый, оказалась «клятой». Она вцепилась в него, не давая выполнить намерение. М. несколько раз отталкивал ее, все больше озлобляясь, - она продолжала свое, и даже, как рассказывает М., схватила кухонный нож, угрожая ему. Тогда ненависть к ней достигла такой степени, что М. решил ее «уничтожить». Он схватил ее за горло, повалил на пол и начал душить. Старуха же, несмотря на все усилия, с которыми он сжимал ей горло, вырывалась, царапалась, продолжала дышать. Уже у него устали пальцы, а она все жила. Тогда он достал перочинный нож и начал резать шею. Улыбаясь он отмечает, что ему удалось перерезать «жилу» и «голова сразу отвалилась набок», «ну тогда она притихла». М. выбрал кое-какие вещи, положил их в чемодан, ушел из дому и сдал их в камеру хранения. Квитанцию зашил в полу шинели, затем вернулся к себе в общежитие и занялся обычными делами. Товарищи в тот день ничего особенного в его поведении не заметили.

… испытуемый атлетического сложения, с хорошо развитой мускулатурой, часто любуется собой и охотно, сняв халат и рубаху, показывает свое сложение. Он гордо и медленно поворачивается, подбоченившись, подобрав живот и выпятив грудь. В отделении ведет себя спокойно; он аккуратен, следит за своей койкой и за одеждой; не курит, ежедневно занимается гимнастикой и следит, чтобы в палате было достаточно чистого воздуха. Ни к врачам, ни к больным он не проявляет теплоты, интереса. «Несправедливости» не выносит, сейчас же проявляет себя жестоким, мстительным, агрессивным. После одного из конфликтов против него вооружилось все отделение, на него наступали стеной испытуемые. Он стоял яростный, готовый ринуться на всех, персоналу стоило больших усилий прекратить свалку. Ему объяснили, что он перейдет в другое отделение для того, чтобы предотвратить драку. … он упрашивал врача отпустить его в свое отделение «хотя бы на 5 минут, он доказал бы, что никого не боится и размозжит голову первому, кто посмеет подойти». М. не понимал при этом, что врач имеет цели совершенно противоположные тем, которые его занимают.

… перед аудиторией слушателей не может сдержать самодовольной улыбки, когда рассказывает, как старуха задергала головой, когда он нанес ей удар ножом. М. живет в очень узеньком мирке личных интересов, притом довольно примитивных. Он усвоил манеру держать себя с внешним достоинством, хотя обнаруживает низкий интеллект, бедность эмоций и моральную тупость. Он взрывчат, у него наблюдаются расстройства настроения, сочетающие гневливость и тоскливость. Его способность критически оценивать свои поступки развита недостаточно.

Группа эмоционально тупых личностей.

283Основной аномалией, объединяющей эту группу психопатических личностей, принято считать недоразвитие высших нравственных чувств. По определению К. Шнайдера (1959) «эти бездушные психопаты лишены чувства сострадания, стыда, чести раскаяния, совести». Их основной отличительной особенностью по Э. Крепелину (1915), является болезненная бессердечность (Gemutlosigkeit).

Психопатические личности, объединенные в эту группу уже с ранних лет отличаются отсутствием всяких духовных интересов, распущенностью, эгоистичностью, импульсивностью. Они упрямы, сварливы, лживы, жестоки – издеваются над младшими, мучают животных, рано обнаруживают антагонизм к родителям, а иногда и открытую враждебность к окружающим. В общении с людьми их отличает вспыльчивость, доходящая до приступов ярости и гнева. В школе они сквернословят, затевают драки; не достигнув совершеннолетия, начинают воровать, убегают из дома, бродяжничают. Возможность социальной адаптации у них остается низкой, что обусловлено отсутствием душевных побуждений, привязанностей, внимания к ближним. Э. Крепелин, определяя психопатов этого круга, как врагов общества, пишет: «Радость и горе окружающих трогают их также мало, как свидетельство любви и дружбы, как угрозы и увещевания, как знаки презрения. Они невозмутимы и глухи, ничему не сочувствуют, ни к кому не испытывают привязанности, лишены чувства чести и стыда, равнодушны к хуле и похвале».

285Они пренебрегают традициями и грубо нарушают семейный уклад. Самодовольство, твердая уверенность в своей правоте сочетаются у них с отсутствием критической оценки своих поступков. Любое взыскание или замечание расценивается как проявление несправедливости. Рано обнаруживается склонность к злоупотреблению наркотиками и алкоголем. В состоянии опьянения они становятся злобными, конфликтными, крушат все вокруг. Вся их жизнь – это цепь непрерывных конфликтов с общественным порядком: от подделки ценных бумаг, краж и ограблений до брутальных актов насилия. При этом ими руководят не только корыстные интересы, но и желание досадить, оскорбить окружающих.

Типичным примером подобной психопатии могут служить многочисленные типы преступников-психопатов из современных американских боевиков или классическое изображение такого психопата Майком Макдауэлом в фильме «Заводной апельсин».