Главная \ Психиатрия \ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ И СМЫСЛООБРАЗОВАНИЕ

Психиатрия

« Назад

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ И СМЫСЛООБРАЗОВАНИЕ  06.06.2015 17:29



58yyL00MLVgМногие авторитетные ученые, работающие в самых различных областях знания, связанных с психикой, приходят к пониманию того, что наиболее перспективные открытия в этой сфере могут произойти в ряду исследований механизмов смыслообразования.

Данные, которыми я хочу с Вами поделиться, возникли в результате обобщения пятнадцатилетней клинической работы, суммирующей материалы исследования более 2000 больных различными формами зависимости и пограничных психических расстройств, а также анализа экстраординарных переживаний здоровых добровольцев, занимающихся экстремальными видами спорта. Последние были привлечены к исследованию по трем причинам. Во-первых, с целью наглядной демонстрации общности многих базисных механизмов смыслообразования у психически здоровых и психически больных людей. Во-вторых, из-за яркости и определенности этих переживаний у данной категории лип. И в третьих, из-за отчетливой связи у. них процесса смыслообразования с психоактивными действиями, что, по нашему убеждению идентично связи смыслообразования с психоактивными веществами.

Что такое «Смысл жизни», в чем он? Есть люди, которые четко могут ответить: «Мой смысл жизни – мировая революция» или «стать миллионером» или «в детях». Но большая часть людей затруднится с ответом на этот вопрос, - «ну живу как все» или «смысл жизни в жизни». Несмотря на это любой человек интуитивно понимает для чего ему жить, может быть он не может выразить это словами, но ощущение «в какую сторону плыть» есть у каждого. Причем вовсе не обязательно, чтобы это был какой-то глобальный смысл жизни, обеспечивающий достижения великих целей, не обязательно, чтобы он красной нитью проходил через всю жизнь человека; конкретный смысл жизни конкретного человека может быть очень приземленным, например, «купить культиватор для дачи», кроме того он может существовать лишь ограниченное время, потом появляется новый. В любом случае человек без смысла жить не может.

По мнению выдающегося специалиста в области смыслообразования В. В. Налимова (1989) «смысл является основным элементом сознания, определяющим пространственно-временные характеристики личности, вектор ее движения, промежуточные точки ее развития, ее экзистенциальную сущность». Смыслообразование с этих позиций представляет собой квинтэссенцию всей психической жизни человека.

Индивидуальное смыслообразование возможно лишь в особом, измененном или альтернативном состоянии сознания, которое всегда инициируется психоактивными действиями или психоактивными веществами. Теснейшая связь смыслообразования с психоактивными действиями и психоактивными веществами подтверждается, с одной стороны, всем историческим опытом развития человечества, с другой, новейшими данными из пограничных областей биологии, нейрофизиологии, психиатрии, психологии и этнографии.

Среди психоактивных веществ, инициирующих процесс смыслообразования наиболее активно проявляют себя наркотики. Смыслом наркотизации является достижение личностью состояния частично управляемого психоза, который в своей основной части и есть не что иное как альтернативное состояние сознания. У наркоманов естественный процесс смыслообразования в силу болезни оказывается блокированным, так что употребление наркотика для приведения себя в альтернативное состояние сознания и запуска механизмов смыслообразования оказывается для них единственно возможным способом образовывать новые смыслообразы. То есть наркотик для этих личностей оказывается единственной возможностью поддерживать то, что мы называем экзистенциальной личностной сущностью.

Другой полюс представляют разного рода экстремалы, которые с помощью психоактивных действий в зоне запредельных для нормального человека психофизических нагрузок добиваются облегченного возникновения альтернативных состояний сознания и резкого форсирования нормального смыслообразоватсльного процесса.

Нормальные люди гармоничны, они находятся где-то посередине между двумя этими крайностями. Для запуска процесса смыслообразования им не обязательны запредельные психофизические или психохимические нагрузки, однако и они для этого нуждаются в переходе в альтернативное состояние сознания.

Альтернативное или измененное состояние сознания (АСС) или (ИСС) представляет собой специальный алгоритм, обеспечивающий весьма эффективный и быстрый способ формирования законченных смыслообразов, составляющих основу структуры личности, ее архитектонику. вектор и потенциал развития. Состояние имеет стандартный пусковой механизм, включающий: бинарный аффект, магическое мышление, телесные «сенсации» или сенестопатии и имиритинг.

1. Бинарный аффект представляет собой кратковременное бурно протекающее чувство, объединяющее в себе полярные или обычно не сочетаемые эмоции, в результате чего возникает как бы еще одно «эмоциональное измерение». Например, «жуткая радость», «тревожная расслабленность», «эйфорическая тоска». Еще одним примером бинарного аффекта является «Страх Божий». Это не страх в прямом смысле слова, это особый душевный трепет, сочетание боязни Божьей кары и предчувствие Благодати.

2. Магическое мышление - это архаический способ мышления, осуществляющийся по типу «Post hoc -> propter hoc» (посте этого — значит вследствие этого), при котором возникает так называемая симпатическая или всеобщая связь между совершенно разнородными по значению предметами и явлениями, Например, шаман искренне верит и «видит» очевидную связь между собственным эмоциональным состоянием и изменением погоды. Он убежден, что для того, чтобы вызвать дождь достorTWyvjizjQаточно соответствующим образом изменить свое эмоциональное состояние. Таким образом, при этом способе мышления как бы совершенно игнорируется логическая причинно-следственная цепочка. Магическое мышление лежит в основе суеверий. Нам перебежала дорогу черная кошка, мы споткнулись и разбили себе нос. Мы почему разбили нос? Не потому, что не смотрели под ноги, «а потому, что перебежала черная кошка!». Большинство людей считают, что мыслят логически, однако это не так. Гораздо чаще мы мыслим именно магически. Обратите внимание на огромное количество объявлений, обещающих «тысячепроцентный приворот любимого», несметное количество «магов международников» и т.п. Причем, это не только в нашей стране. Одна знакомая цыганка сетовала: «Разве здесь заработки, вот когда я гадала в Нью-Йорке, ко мне очередь стояла вдоль всей улицы!». Раз магия процветает, значит на нее есть реальный спрос и значит она действует, через реально существующие психические механизмы.

3. Телесные «сенсации» или сенестопатии представляют собой неопределенные телесные ощущения лишенные телесной основы, интуитивно идентифицируемые личностью как необычные и неестественные для нее. При большинстве психических заболеваний они имеют тягостный или мучительный характер, В других случаях они отчетливо воспринимаются как неестественные, кардинально отличающиеся от обычных соматических ощущений, не имеющие аналогов в прежней жизни, однако вызывающие скорее изумление, чем неприятные переживания.

4. Импритинг — «навечное» запечатление в памяти крайне эмоционально значимых событий или явлений. Наиболее ярко представлен у новорожденных. Известная фотография К. Лоренца наглядно демонстрирует импритинг. Для птенца, только, что вылупившегося из яйца, обычно первым фиксируемым образом реального мира является образ матери. К.Лоренц присутствовал при появлении птенцов на свет и таким образом ассоциировался у птенцом с мамой- уткоnjNLECPGTCgй. Поэтому утята вели себя по отношению к Лоренцу точно также как к настоящей маме утке. При импритинге в долговременной памяти с одинаковой силой фиксируется не только значимый образ матери, но и абсолютно случайные детали окружения, запахи, звуки и т.п. В дальнейшем извлечение из памяти любого отдельного элемента импритинговои энграммы вызывает отчетливое воспоминание всей картины в целом. Например, во время рождения младенца санитарка отчаянно материлась, из открытого окна воняло фекалиями, первое, что увидел младенец было бородатое лицо акушера. Все эти фоновые стимулы намертво соединяются в подсознательном восприятии младенца с запахом и внешним видом матери. Спустя многие годы случайно услышанное бранное слово или вонь из грязного туалета неожиданно активизируют отчетливое, «почти физическое» ощущение присутствия давно умершей матери. Импритинг играет очень важную роль в нормальном функционировании психики, он также часто задействован в механизмах психической патологии. Возникновение альтернативного состояния сознания (ACС) запускает целый ряд психических цепных реакций, в результате которых и происходит законченный процесс индивидуального смыслообразования.

Исходным материалом для первичного смыслообразования являются разрозненные эмоции, ощущения, идеи. Развивающийся бинарный аффект активизирует переход на архаический способ мышления (магическое мышление), возникают телесные сенсации, в еще большей степени искажающие привычную картину мира. В этот момент личность существует в условиях полного внутреннего хаоса. Из указанного исходного материала случайным образом «выхватывается» тот или иной набор представлений, ощущений или переживаний. В момент смыслообразования случайное сочетание ничего прежде не значащих элементов мгновенно структурируется и обретает законченный индивидуально значимый смысл.

b-7QYnRtpW0Поскольку идеаторной базой для этого момента служит магическое мышление, вновь обретенный смысл по формальным признакам может быть совершенно нелогичным или даже бессмысленным, для индивидуума же он оказывается «единственно верным» и «безоговорочно логичным».

Следующим шагом является «навечное» запечатление этого смыслообраза в энграмме долговременной памяти с помощью механизма импринтинга.

Следует уточнить, что бинарный аффект, симпатическое мышление и импринтинговое запечатление представляют собой стандартный универсальный набор в механизме смыслообразования. Поэтому, принимая во внимание полную неструктурированность исходного материала, можно считать, что любые смыслообразы совершенно равнозначны друг другу, как по глубине постижения индивидуальной истины, так и по объему заключенной в них информации. Другими словами смыслы образуются в виде квантов. Эти отдельные кванты смыслов всегда дискретны и независимы друг от друга.

Единичный «квант смысла» представляет собой цельное, неделимое, немодифицируемое, мгновенно возникающее образование.*

* Весомым аргументом в пользу дискретности смыслообразования является представление об индивидуальном перцептивном моменте, или индивидуальной секунде, которая представляет собой элементарный неразделимый момент индивидуального настоящего. Длительность непосредственно переживаемого индивидуального настоящего колеблется от 0,7 до 1,1 сек . Психологический смысл этой величины заключается в том, что она является предельной при переходе из зоны нейтральных в зону длинных временных интервалов, то есть составляет максимальную длительность, переживаемую как целостный момент. Именно эта величина — «тау» ограничивает длительность возникновения и запечатления элементарного смыслообраза.

Итак, после возникновения «единичного кванта смысла» его дальнейшая переработка возможна в течение сколь угодно долгого времени. Эта переработка чаще всего носит характер рационализации полученного знания, включения этого знания в систему уже существующего личностного знания. Квант смысла при этом всегда остается неизменным, изменения могут касаться лишь индивидуальной личностной трактовки его глубины и значимости.

ziPuOKLLpgwВ течение жизни в долговременной памяти накапливается все большее количество единичных квантов смысла. Данные кванты смысла представляют собой естественно более структурированные психические образования, чем первичный хаотический набор эмоций, ощущений и мыслей.

Дальнейшее, «вторичное», «третичное» и т.д. смыслообразование в качестве исходного материала может использовать уже эти ранее обретенные смыслы. Несмотря на то, что исходный материал продолжает оставаться хаотическим, в нем уже имеются ранее структурированные «островки». Такие «островки», ранее приобретенных смыслов, и являются точками кристаллизации глобального смыслообразования в процессе научения. Личность, используя логику и полученные ранее знания рационализирует и объединяет в последовательные цепи представлений, концепций и образов эти, по сути совершенно независимые друг от друга, образования.

Говоря о глобальном смыслообразовании в процессе научения мы подразумеваем становление определенной структуры личности в течении жизни индивидуума. Как известно в процессе развития из-за сочетания самых разных причин может сформироваться гармоническая или патологическая личность. Независимо от того насколько удачным было смыслообразование в процессе онтогенетического развития данной личности (сформировалась ли гармоническая, невротическая или психопатическая личность), с течением времени личность должна становиться все более и более структурированной. Другими словами, можно предположить, что в процессе жизни уменьшается информационная и психическая энтропия личности. Поэтому естественной кульминационной точкой психического развития человека является смерть. Естественная смерть должна наступать, когда энтропия его личности становится равной нулю.

Парадокс заключается в том, что кульминация психического развития предполагает полное прекращение этого развития, более того полное стирание всего информационно-структурного каркаса личности, навсегда.

Ради чего же в таком случае происходит этот поступательный процесс образования порядка из хаоса? Ведь чем больше хаоса и чем меньше порядка, тем больше жизни, тем организм моложе. Наоборот, чем больше порядка и меньше хаоса, тем он старее, тем ближе к смерти. И вот, наконец, максимальный порядок, исчезновение энтропии, момент максимально возможного взаимопроникновения в окружающую нас вселенную. И в тот же миг полное разрушение, стирание и вновь торжество хаоса.

Ответ на этот вопрос, возможно, кроется во фрактальности или самоподобии отдельных смыслообразовательных элементов, принимающих участие в глобальных процессах смыслообразования. Фрактальность предполагает идентичность и повторяемость простых элементов в структурах более сложного порядка. Типичным примером фрактала является структура кристалла, в которой большой кристалл состоит из множества мелких кристаллов, а те в свою очередь из еще более мелких. При этом самые мелкие первичные кристаллы в любых кристаллических образованиях остаются неизменными, их форма и свойства константны. Узор элементарной кристаллической решетки в точности повторяется в узоре более крупной, а тот, в свою очередь еще более крупных кристаллических структурах. Таким образом, форма и внутреннее устройство различных по величине кристаллов неизменно повторяется, наглядно демонстрируя самоподобие всех своих элементов.

cV0Lg8PDvqAЧеловеческий мозг в целом также представляет собой фрактальную или голографическую структуру — каждая часть повторяет целое. Вся смысловая архитектоника мозга базируется на самоподобии и повторяемости простейших элементов первичной смыслообразовательной структуры в смыслообразовательной структуре более высокого порядка. Причем фрактальность представлена не только в статике, но и, что даже более важно, в динамики многочисленных интеллектуальных процессов. Мы имеем в виду, что процесс информационного упорядочения происходящий в течение всей биологической жизни человека и заканчивающийся предельной структуризацией психики в момент биологической смерти, происходит и в течение так называемой единичной психической жизни.

Единичная психическая жизнь — это психические переживания, интеллектуальное развитие, эмоции, память, происходящие от единичного момента смыслообразования до момента единичной психической смерти.

Момент смыслообразования является пусковым моментом единичной психической жизни. Дальнейшее ее развитие, как уже говорилось, происходит за счет логической переработки и подключения механизмов памяти иррационально полученного в момент смыслообразования знания.

Длительность единичной психической жизни различна: она может варьировать от нескольких секунд до нескольких лет. Любая единичная психическая жизнь, даже очень короткая, обладает всем присущим полноценной жизни набором свойств и течет но законам обычной биологической жизни. В ней также как в реальной жизни индивидуума присутствуют рождение, младенчество, детство, юность, зрелость, старость и наконец смерть. Момент максимального упорядочения психики совпадает с моментом окончания единичной психической жизни. Следующая единичная психическая жизнь начинается с абсолютно «чистого» листа. Последовательная череда многочисленных единичных психических жизней, составляющая привычную последовательность событий биологической жизни, связана между собой лишь памятью.

Именно память позволяет объединять результаты всех прожитых единичных психических жизней и обеспечивать развивающейся личности целостное восприятие окружающего. С другой стороны повторяемость единичных психических жизней устраняет парадокс кажущейся бессмысленности создания порядка из хаоса в процессе одной такой жизни. Несмотря на то, что полное упорядочение является синонимом индивидуальной психической смерти, именно смерть в конце одной жизни стимулирует новое рождение в следующей. В конце концов, общее количество прожитых в течение одной биологической жизни единичных психических жизней и будет определять суммарное развитие личности, ее глубину и объем.

Выводы

Кратко суммируя все вышеизложенное можно констатировать:

1. Элементарные кванты смысла — «единичные смыслы» представляют собой единое, неделимое и немодифицируемое, мгновенно возникающее образование. Они возникают случайным образом из хаотического набора разрозненных эмоций, ощущений, идей и переживаний. Объективно они могут быть нелогичными и даже бессмысленными, но для индивидуума являются единственно верными и безоговорочно логичными.

2. Целостный интегративный смыслообраз складывается из суммы элементарных квантов смысла — единичных смыслов с помощью их логической переработки и механизмов памяти.

3. Смыслообразовательный процесс возможен только в альтернативных состояниях сознания (AСС). АСС представляют собой специальный универсальный алгоритм, обеспечивающий эффективный и быстрый способ формирования законченных смыслообразов. Эти состояния имеют стандартный пусковой механизм включающий: бинарный аффект, магическое мышление, телесные сенсации и импринтинг.

4. Смыслообразовательный процесс базируется на принципах фрактальности или самоподобия. Он предполагает идентичность и повторяемость простых элементов в структурах более сложного порядка. Фрактальность представлена не только в статике, но и в динамике многочисленных интеллектуальных процессов.

5. Глобальное смыслообразование в процессе научения приводит к образованию порядка из хаоса и поступательном уменьшении информационной и психической энтропии личности.

1с Мы уже выяснили, что «Элементарные кванты смысла» - это единые, неделимые и немодифицируемые, мгновенно возникающие образования, случайным образом образующиеся из хаотического набора эмоций, ощущений, идей и переживаний. Смыслообразование возможно лишь в особых или альтернативных состояниях сознания (АСС), которые имеют стандартный пусковой механизм включающий: бинарный аффект, магическое мышление, телесные сенсации и импринтинг.

Главным генератором и преобразователем смыслов является личность. Личность открыта миру и оказывается способной совершать действия, порождаемые новыми смыслами. Однако, помимо собственно смысловой, идеаторной составляющей личность обладает еще и телесной составляющей. Взаимодействие и взаимовлияние двух этих аспектов ее существования представляет видимо наиболее сложное для понимания явление. По мнению В.В. Налимова (1989 ) «именно тайна связи материи со смыслами может быть лежит в основании всех неудач современной психологии и психиатрии в построении модели личности». Таким образом, понимание разнообразных механизмов смыслообразования позволяет нам вплотную приблизиться к осознанию различных сторон существования личности. Если описанные нами ранеебазисные механизмы смыслообразования проясняют структурно динамические детали смыслообразовательного процесса, и таким образом приближают нас к понимании теоретических, мировоззренческих основ существования личности, то взаимосвязь в ней телесного и идеаторного может быть понята в результате рассмотрения вспомогательных механизмов смыслообразования.

Вспомогательные механизмы смыслообразования в норме.

Человеку свойственно стремление к выводимости собственной личности, существующей в 2сданный момент времени, из предшествующей ей прошлой личности и проецирования своей настоящей личности в будущее. Это составляет суть нормального онтогенетического процесса существования собственного «Я». Именно такое «объемное» как бы многомерное восприятие пространственно-временного континуума, на наш взгляд, представляет базис смыслообразующих функций человеческой психики. Поскольку здоровая личность существует как в психическом так и в материальном мире, для правильного смыслообразования крайне важны материальные
атрибуты пространственно-временного континуума различных временных периодов. Именно наличие конкретных материальных субстратов из прошлого в настоящем делают связь между прошлой и настоящей личностью зримой, наглядной и естественной. Причем, не все материальные субстраты из прошлого пригодны для этого. Такие функции выполняют лишь материальные субстраты, спаянные с пережитыми в индивидуальном прошлом альтернативными состояниями сознания. Например, любовные экстатические переживания в прошлом были сопряжены с запахом определенных духов, в этом случае, флакон с данными духами, существующий в настоящем позволяет человеку четко идентифицировать себя с собой самим в прошлом. Можно сказать, что самость психически здорового индивидуума нуждается в постоянном подтверждении эмоционально значимыми материальными субстратами из прошлого. Аналогичным образом здоровая личность старается перенести в будущее 3с материальные символы настоящего, для этого она стремится как можно дольше сохранить эмоционально значимые предметы из настоящего, тем самым как бы проецируя их (и спаянные с ними психические переживания) в будущее. Если суммировать все приведенные выше доводы складывается следующая картина. Полный набор элементов из которых состоит мозаичная картина смысла включает в себя две принципиально разнородные части: психические переживания и материальные субстраты. При переходе здоровой личности из прошлого в настоящее психические переживания в известных пределах могут сообразно своей природе колебаться и видоизменяться, - материальные субстраты остаются неизменными. Постоянно действующая оценочная система мозга сравнивает параметры обеих частей картины смысла из прошлого с настоящей и обнаруживает их принципиальное совпадение. Немаловажную роль в этом играет именно константность материальных субстратов. Таким образом, происходит нормальная идентификация, обеспечивающая выводимость своей настоящей личности из прошлой. Этот механизм участвует в создании психологического комфорта психически здоровой личности, т.е. ощущения собственного психического здоровья, неразрывности своего прошлого и настоящего, проецирования собственного «Я» в будущее.

Вспомогательные механизмы смыслообразования у психотиков.

4с Любое психическое нарушение в той или иной степени нарушает единство личностного прошлого, настоящего и будущего. Психотическая личность - это личность безусловно невыводимая из предшествующей ей здоровой личности. Многие авторы предпочитают называть существование больного в психозе инабытием, т.е. жизнью текущей по совершенно иным законам, принципиально другим миром, другой вселенной. Больной же является лишь маленькой частичкой этой вселенной, естественно существующей по ее законам. В связи с этим смыслы, рожденные в «психотической вселенной» никакого отношения к существованию во «внепсихотической вселенной» не имеют, они существуют как бы сами по себе. Несмотря на то, что психоз нематериален или псевдоматериален (при наличии галлюцинаций), он происходит в окружении и с участием материальных субстратов. Рождение психотических смыслов, также как и в норме спаяно с конкретными материальными субстратами. Вышедшая из психоза личность формирует свои новые, кардинально отличающиеся от прежних, непсихотические смыслы. Материальные же субстраты, как и в случае нормы, остаются прежними. При условии отсутствия нарушения памяти, такое положение приводит к выраженной диссоциации в восприятии своей настоящей личности. Материальные объекты из прошлого служат безусловным подтверждением реальности психотических переживаний, в то время как настоящая непсихотическая личность отчетливо идентифицирует их как чуждые, никакого отношения к ней не имеющие. Именно эта пугающая непонятность и
чужеродность переживаний, имевших место в психозе, (продуктивная симптоматика), подтверждаемая константными материальными объектами является смыслообразующим компонентом критичного отношения к психическому расстройству у большинства психически больных вне психоза. Отсутствие естественной «связи времен» собственного «Я» в результате психоза дает возможность больным до определенной степени осознавать наличие дефицитарной симптоматики и побуждает их искать врачебной помощи*

*Описанная картина относится в основном в так называемым периодическим формам психозов, при которых психотические эпизоды возникают с определенной периодичностью, в промежутках между психозами личность возвращается к относительно нормальному существованию.

5с Конечно, каждый перенесенный психотический эпизод оставляет после себя определенные разрушения личности, которые называются дефектом или дефицитарной симптоматикой. Каждый последующий психоз наносит личности все больший и больший ущерб - в этом и заключается прогредиентность психического заболевания. При непрерывно текущих формах психических заболеваний практически отсутствуют периоды возврата к естественному восприятию действительности, однако и в этом случае в течении процесса время от времени случается послабление психопатологической симптоматики. В моменты таких просветлений больные также, в той или иной мере, оказываются способными к критическому осмыслению своих психотических переживаний. К сожалению, финал большинства серьезных психических
заболеваний характеризуется, отсутствием критики, нарастанием слабоумия, все большей аутизацией личности, полным отрывом ее от реальности окружающего мира. Такая личность уже больше никогда не выходит из психотического инабытия, ни о какой опоре на реальные материальные субстраты уже не может быть и речи. Смыслообразование, таким образом, теряет половину своих своих нормальных механизмов, дальнейшее нарастание дефекта ведет к неуклонному снижению энергетического потенциала личности и фактическому угасанию ее смыслообразующей функции.

Вспомогательные механизмы смыслообразования у наркоманов. Большим своеобразием отличается картина смыслообразования у нарко- и токсикоманов. Как уже упоминалось ранее, прием психоактивных веществ приводит больных в состояние частично управляемого психоза. Такой психоз предполагает наличие одновременного сосуществования как здоровых, так и психотических механизмов смыслообразования и вытекающих отсюда парадоксальных личностных реакций и конфликтов в сфере индивидуального смыслообразования. Степень управляемости психоза в интоксикации прямо пропорциональна опыту наркомана. Старые наркоманы филигранно владеют техникой такого управления, точно вычисляя необходимую дозу наркотика, используя для этой цели специально подобранную музыку, регулируя освещенность и температуру в помещении, выбирая удобное положение тела, особым образом психологически настраиваясь на предстоящее АСС и т.п. Стремление наркоманов к полному контролю над своим состоянием находится в противоречии с главной идеей приема наркотика – выхода в измененное состояние сознания. Таким образом, больные нарко и токсикоманиями изначально находятся в
двойственном положении: с одной стороны, стремясь к максимально возможным психотическими переживаниям и соответственно полноправном существовании в психотическом инабытии, а с
другой, - во что бы то ни стало оставаться при этом в пределах психической нормы, т.е. фактически вообще не выходить на психотический уровень. Управляемость психоза предполагает выводимость настоящей личности из предшествующей, в то время как неуправляемость предполагает прямо противоположные проявления. Поэтому завершенный вспомогательный механизм смыслообразования при нарко— и токсикоманиях выглядит так.

Так же как в случае эндогенных психозов рождение психотических смыслов в интоксикации, ассоциировано с определенными материальными субстратами. Постпсихотическая личность существует, как мы уже говорили, в мире принципиально других, непсихотических смыслов. Материальные же субстраты остаются при этом прежними. Это, также как при большинстве психических заболеваний психотического уровня, вызывает диссоциацию в восприятии постпсихотической личности. Здесь логично было бы ожидать формирования критики к чуждым и непонятным психотическим смыслам с опорой на присутствующие как в индивидуальном прошлом так и в индивидуальном настоящем неизменные материальные объекты. Однако, при нарко- и токсикоманиях этого не происходит. Вместо признания патологического характера прошлых переживаний и осознания болезни, психика наркомана услужливо переключается на нормальный механизм смыслообразования, опирающийся на факт управляемости психоза. В этот момент сознание частичной управляемости психоза по психологическим механизмам вытесняется, превращаясь для больного в полнуюуправляемость, т.е. отсутствие психоза. И подтверждением этому служат те же самые неизменяющиеся материальные объекты из прошлого, которые только, что служили подтверждением психотических переживаний. Таким образом, формируется своеобразный комплексон, включающий константный материальный субстрат и два совершенно противоположных смыслообраза - психотический и нормальный. Отсюда следует, что у больных нарко- и токсикоманиями настоящая личность остается выводимой и одновременно абсолютно невыводимой из предшествующей. Это объясняет те колоссальные трудности, с которыми приходится сталкиваться при лечении болезней зависимости.

Пример смыслообразования при нарко- и токсикоманиях показывает насколько сложны процессы смыслоформирования и смыслообразования в пограничных психических состояниях.

Вспомогательные механизмы смыслообразования у невротиков.
Для пограничных психических расстройств еще более показательным оказывается пример функционирования вспомогательных механизмов смыслообразования при неврозах. Следует заметить, что в этом случае особое значение приобретает позиция исследователя в трактовке самого понятия невроз. Мне очень близки взгляды известного французского психиатра Анри Эя (1958) определяющего невроз по четырем фундаментальным признакам:
1) невроз это психическое заболевание, которое не разрушая систему реальности и чувственного опыта, изменяет личность в ее аффективном и социальном существовании. Это психическое заболевание очень высокого уровня, которое вызывает особую диагностическую проблему отличия от нормального существования;
2) невроз это мальформация, разрушение психической сущности
личности. Именно этому фундаментальному концепту
соответствует понятие аффективной незрелости или
отсталости, патологии характера, неуравновешенности и т.д.;
3) невроз это экзистенциальное недомогание, символически отражающее мир бессознательных фантазмов;
4) невроз - это форма патологического существования, которой в большей или меньшей степени удается инкапсулировать его патологическую структуру.
Фундаментальным в понятии невроза по А. Эю является то, что здесь речь всегда идет о патологической форме функционирования, которая лишь на внешнем уровне напоминает нормальную. Это искусственная, болезненно неестественная форма экзистенциального существования личности, которая «криво адаптировалась» к такому существованию и
бессознательно делает все от нее зависящее, чтобы это состояние длилось бесконечно долго. Важно, что рациональное восприятие окружающей действительности у невротика не страдает и это является основанием для критического отношения такой личности к своему состоянию. Таким образом, невроз предполагает двойные стандарты психической жизни: формальная логика невротика отслеживает и безусловно признает патологичность его существования (на этом уровне невротик страдает, пытается бороться со своими проблемами, объективно оценивает нарастающие личностные девиации); сущностная же, иррациональная его направленность - это фактически не контролируемое движение в сторону символических бессознательных фантазмов, патологического эмоционального реагирования, конверсии, аффективной незрелости, т.е. ухода в инфантильное восприятие мира (на этом уровне невротик удовлетворяет свои скрытые психологические потребности любой ценой). Чем же так привлекательно для невротика оказывается это особое патологическое существование, с болезненными реакциями, неожиданными поступками, истерическими превращениями или наоборот системой магических ритуалов, перечеркивающих формальную логику? Из-за чего он неудержимо стремится в патологическую личностную вселенную? При взгляде на эту ситуацию с позиции смыслообразования ответ очевиден. Как и в случае зависимости здесь тоже речь идет о неумении или невозможности нормального смыслообразования. Экзистенциальная пустота,
недостаток новой информации или неумение извлекать ее обычным способом, в качестве кривой компенсации и приводит больного, страдающего неврозом к смыслообразованию, происходящему исключительно в «патологической личностной вселенной». Наркоман для этой цели уходит в психоз и там черпает новые смыслы, причем его абсолютно не беспокоят морально этические аспекты такого ухода. Невротик намного тоньше и более социализирован, он не нарушает социальных табу (не принимает наркотики, не совершает развратных действий и т.п.). Внешне он «вполне законопослушен», но, к сожалению, его смыслообразование возможно только в «патологической личностной вселенной». Именно там имеются все необходимые для этого условия: легко возникающий бинарный аффект, магическое мышление, телесные сенсации, облегченная возможность импритингового запечатления нового смыслообраза. Это и является сущностной базой глобального невротического конфликта, формированию неразрешимой и мучительной для данного индивидуума ситуации – состояния «амбивалентности» по W.Brautigam, исключающей реализацию мотивированного поведения (фрустрация).
Как же функционируют дополнительные механизмы смыслообразования в случае невроза? Аналогично болезням зависимости при неврозе смыслообразование так же опирается на взаимоисключающие основания: постоянно присутствующее на рациональном уровне критическое отношение к чуждым личности психопатологическим переживаниям сочетается с иррациональным патологическим смыслообразованием. Причем, это патологическое смыслообразование, в отличие от наркоманического, происходит не в «психотической вселенной», но в особым образом измененной «патологической личностной вселенной». Происходящие там смыслообразовательные процессы по сути ничем не отличаются от психотических, поскольку текут по тем же патологическим законам и используют тот же набор вспомогательных элементов: т.е. константный материальный объект и идеаторный психотический конструкт.
Я называю идеаторный конструкт психотическим не по принадлежности к психозу, но по его внутренней сущности. Если исходить из представлений известного советского психиатра Д.Р. Лунца, то главное, что отличает психотическое переживание от непсихотического это «нарушение отражательной способности головного мозга и болезненно искаженное отражение объективных отношений реальной действительности, лишающее человека возможности сознательно относиться к своим действиям и регулировать свое поведение». При таком подходе многие аутистические проявления следует трактовать исключительно как психотические.
Константный материальный субстрат, спаянный в сознании невротика с патологическими иррациональными переживаниями, с позиции логики должен был бы служить подтверждением невыводимости здоровой личности из этих переживаний. Однако, эвристическая и эмоциональная притягательность получаемых патологическим путем смыслов, а также двойственное отношение пациента ко всему происходящему приводит к тому, что оценочная система мозга сбаивает и опирается в своих выводах на психологически комфортную личностную установку. Это приводит к полной подмене понятий и заключению своеобразного компромисса с самим собой. В результате игнорируется самый факт патологичности переживаний и на лицо полная выводимость личности из самой себя. При неврозе вспомогательные механизмы смыслообразования по сути совпадают с таковыми при наркомании. Разница заключаетсяв том, что, в отличие от наркоманических, или психотических, невротические смыслообразы формируются не в психозе, но в некоем подобии психоза - псевдопсихозе.
Истинный психоз кардинально меняет мир как внутри, так и снаружи, псевдопсихоз на уровне личности меняет только внутреннюю картину мира, но, меняет ее по тем же психотическим законам, что и настоящий. Не будем забывать, что на формальном уровне психоза нет, более того, на этом же формальном уровне у невротика существует критичное отношение даже к имеющемуся «личностному псевдопсихозу». Однако, иррациональная и по сути главная жизнь у невротика происходит внутри этого искусственно созданного им личностного псевдопсихоза, и не смотря на жесткий прессинг собственной критики, несмотря на понимание нелепости и чуждости всех псевдопсихотических переживаний, больной продолжает жить именно этими переживаниями. Как замечал еще Фрейд «невротические симптомы непосредственно связаны не с реальными событиями, а с фантазиями, воплощающими желания, а психическая реальность важнее материальной».
Таким образом, у невротиков также как и у наркоманов существует комплексон, включающий константный материальный субстрат и два совершенно противоположных смыслообраза: нормальный и псевдопсихотический. При этом невротическая ситуация постоянно мониторируется пациентом с позиции «двойных стандартов» осмысления, что приводит к еще большей нелинейности смыслообразовательного процесса.

6с

Вспомогательные механизмы смыслообразования в процессе развития психической патологии
Рассмотрим теперь, что происходит с описанными выше вспомогательными механизмами смыслообразования в процессе развития той или иной психической патологии. Очень наглядно это можно увидеть на примере болезней зависимости.
Как уже говорилось ранее, аналогично здоровым нарко- и токсикоманы нуждаются в материальном субстрате, выполняющем роль связующего звена между индивидуальным эмоционально значимым прошлым и настоящим. Однако, по мере развития заболевания их эмоционально значимое прошлое становится все менее и менее материальным. Оно располагается в области субъективных переживаний психопатологической симптоматики предшествующих интоксикаций. Как и у тяжелых психотиков «настоящая» психическая жизнь начинает происходить у них только в интоксикации. Таким образом, на определенном этапе заболевания у наркологических больных создается еще одна парадоксальная ситуация: поскольку психологический механизм вытеснения у них сохраняется, они, так же как психически здоровые все еще нуждаются в материальном переносчике эмоционально насыщенных переживаний из прошлого в настоящее. В то же время они уже не могут полноценно использовать для этой цели какие бы то ни было материальные объекты, так как их актуальное прошлое фактически перестало быть материальным. Компенсаторные резервы человеческой психики огромны, эти резервы и помогают больной личности произвести частичную, порой «кривую» адаптацию, что, в конечном счете, обеспечивает формирование болезненных порочных кругов. Для иллюстрации приведем два способа такой «кривой компенсации». Употребление психоактивных веществ немыслимо без особой системы ритуалов, сопровождающих подготовку к употреблению, процесс самого употребления, измененное состояние сознания в интоксикации, состояние после выхода из интоксикации. Так, в первые минуты опийного «прихода» для многих больных обязательно надо произнести вслух несколько слов, чтобы продемонстрировать себе и окружающим «как сел голос». Звук собственного, особым образом измененного голоса, позволяет им как бы мгновенно перенестись в предыдущие интоксикации, сравнить качество нынешнего «прихода» с аналогичными предествующими переживаниями, а, главное, произвести аутоидентификацию своей настоящей личности с прошлой. В этом случае аутоидентификация происходит с опорой не на уже дезактуализированные материальные субстраты, а на все еще существующие телесные ощущения, которые в данном случае выполняют роль «виртуальных материальных субстратов». Схожие функции выполняет обязательная фиксация внимания на специфическом «первитиновом» или «винтовом» запахе у больных «первитиновой» наркоманией.
Еще более изощренны способ самоидентификации с опорой на «виртуальные материальные объекты» был продемонстрирован одним из больных толуоловой токсикоманией. Этот больной непосредственно перед началом ингалирования как бы программировал свои галлюцинации в интоксикации напряженно вглядываясь в какую-либо часть рекламного плаката. Затем в галлюцинациях образы с плаката для него «оживали» и он испытывал интенсивные эмоциональные переживания, связанные с этими галлюцинаторными образами. Спустя 4-5 часов после ингалирования на фоне гипоманиакального аффекта, он испытывал непреодолимое желание «любой ценой» идентифицировать себя настоящего с собой в интоксикации. Для этого «за любые деньги» покупал, например, «сигареты с плаката даже не для курения, а чтобы просто держать их в руках». Тактильное ощущение предмета своих галлюцинаторных переживаний давало ему устойчивое ощущение не нарушенной самости.

Как мы видим, процессы смыслообразования пронизывают всю ткань психической жизни как здоровых, так и психически больных людей. Нередко в основе болезненных переживаний, нелепостей или просто странностей в поведении лежит именно искажение в работе этих механизмов. На мой взгляд, именно недоучет или непонимание смыслообразовательных процессов является причиной множества неудач в лечении или коррекции самых разных психических нарушений.